Женщина «товарного вида»

Есть у нас наших мужчин любимая фраза. Чтобы показать женщине ее место и ее унылое будущее, если она прямо сейчас запросы свои не снизит, они говорят (ну, или пишут) эдак с усмешкой:

— Потеряешь товарный вид, кто тебя возьмет?

Вчера в комментариях ответом на нее промелькнуло отличное высказывание, которое можно назвать манифестом русской женщины двадцать первого века:

— Я вам не товар!

Почему русской? Да потому что покажите мне француженку, испанку, итальянку, немку, американку, которой мужчина посмеет заявить:

— Да ты товарный вид потеряла!

Этого мужчину сожрут. Растопчут. Уничтожат. А у нас — можно. И женщины — терпят. Не все уже, слава Богу, но пока — многие. Когда речь заходит о товарном виде, я вспоминаю бывшую свою коллегу, которая загремела в больницу с кучей болячек разом.

Она носила кофты с умопомрачительным декольте, невероятные шпильки, даже в минус тридцать скакала в прозрачных колготках, и обязательно в юбке. Где-то когда-то прочитала, что нога в тонком чулочке производит впечатление обнаженного тела, а это очень важно зимой. По крайней мере нам она так объясняла свои самоубийственные эскапады.

Редакционные мужчины даму хвалили, ставили в пример — мол, вон какая Танюха молодец, всегда товар лицом демонстрирует, посмотреть приятно. Хвалили, типа. Она слушала похвалы и пунцовела от удовольствия, а, встретив у принтера яркую брюнетку восточного типа — Марию, вроде, читала той лекцию, что женщина должна себя уважать и непременно удалять лишние волоски над верхней губой — ведь иначе мужчинам на нее смотреть неприятно!

— Каким образом я начну уважать себя больше, если начну бриться? — ехидничала на корпоративе Мария, у которой, к слову, были самые красивые и дорогие зубы из всего коллектива, а еще она умудрялась выкраивать время на пилатес (отлично, кстати, помогает при болях в спине).

— Может, ты еще и ноги не бреешь? — Подхихикивали наши мужчины.

— А, может, ты вообще феминистка? — добавил записной редакционный остряк, и выглядело это даже не жалко, а жалобно.

Ах да, забыла добавить. Мария уже тогда достигла той нирваны, в которой отсутствие мужчины как обязательного аксессуара и показателя качественности женщины не волнует от слова «вообще». И наблюдать за реакцией мужчин на это ее состояние, было забавно и опять так… Жалостно. Они потеряли единственный инструмент, который мог опустить женщину в ее собственных глазах и сделать потенциально доступной. Фраза про «товарный вид» на Марию не действовала! Никак!

А Таня с ее товаром лицом шлепнулась неудачно. На шпильках и на гололеде. Перелом ноги, той кости, которая до колена идет. Еще головой ударилась, когда падала. Единственная, кто на падение отреагировал, вызвал «скорую», дождался ее приезда и упрашивал проходивших мимо помочь положить под лежащую на льду женщину хотя бы разорванную коробку — согбенная бабулька. Никто не помог…

Это уже потом, после больницы Танька сама рассказывала. Со шпилек, кстати, слезла. И на следующий год зимой гоняла по городу в теплых штанах на синтепоне. О товарном виде и приятственности мужскому глазу речей больше не заводила…

К чему я это? А, как всегда, к той мысли,что в первую очередь любить надо себя. И не думать о товарном виде, женщина — не товар. Все,кто пытаются ей это внушить,прямо или косвенно, могут идти лесом, полем и морем.

источник

Женщина «товарного вида»