«Стой, кто идет?» — ну и далее по сценарию. Особо выдающихся офицеров сей факт несколько не устраивал, и вот, однажды…

Солдат, как известно, на службе не спит. Он просто очень редко моргает…
Во время ночной проверки часовых приходится обходить территорию, нашагивая около 3 километров за круг. Дежурный офицер, выдвигаясь в обход, прекрасно осознает, что дежурный по связи тут же предупреждает все посты о грядущей проверке. Естественно, приближаясь к посту, слышишь бодрое: «Стой, кто идет?» — ну и далее по сценарию. Особо выдающихся офицеров сей факт несколько не устраивал, и вот, однажды…

Взяв себе в попутчики контрактника (шоб свидетельствовал опосля), в самое сладкое для сновидений время, вышел такой особо выдающийся офицер в глубокую ночь. Первая часть операции прошла по сценарию — все часовые приветствовали ласковым «Стой! кто идет? Стой стрелять буду! Стой! Стреляю! …»

Затем началась вторая фаза операции. После проверки, с чувством выполненного долга, часовые принимают удобное положение и давят хоря до следующего звонка. Но офицер же был особенный, и, как ему думалось, весьма хитрый. Поэтому, возвращался не привычным маршрутом в дежурку, а пользуясь укрытиями и оборонительными сооружениями к первому, уже проверенному посту.

Ночь выдалась лунная, и контрактник незримой тенью скользил за офицером. И вот, взобравшись на холм, за которым стояли, в готовности отразить любой военный конфликт, боевые машины, парочка стала наблюдать за действиями часового. Академик Павлов, наблюдая за особенностями сна энтого зольдатика, непременно открыл бы новую ветвь в физиологии, и, возможно, получил бы еще одну нобелевскую премию…

Итак, факт налицо, свидетель имеется, казалось бы, что еще надо? Но офицер же был особенный, и, как ему казалось, способный к подвигу. Со словами: «Смотри, как спецназ снимает часовых», решительно спрыгнул с холма и понесся навстречу к победе… Безусловно, люди, придумавшие путанку (ударение на первый слог) — сетку из закрученной тонкой и прочной проволоки, разбрасываемой на подступах к объекту, были весьма гениальны. Офицер в тот момент рассуждал несколько иначе….

Слетев с трехметрового холма, с ускорением, соответственно его более центнера, массе, приготовившись к решительному прыжку, почувствовал мягкие щупальца этой путанки, нежно овивающие обе его ступни… Далее — (с характерным звонким шлепком) стремительное падение плашмя, фейерверк поцелуев грудины с позвоночником, носа с грунтом, а пальцев, намертво зажавших цевье автомата, — с удачно подвернувшимся камнем. Следующим звуком, как вы догадались, прозвучало: «Стой! кто идет!!!» уже, правда, с испуганно-истерическим оттенком и щелканьем предохранителя и затвора.

Ночь была лунная, и сие зрелище наблюдал, как ни странно, бдящий часовой соседнего поста. В прозрачно тихом ночном воздухе гулко прозвучал его глас:
— Товарищ капитан, не ушиблись?!
К чести часовых, хочу сказать, что держались они достойно — не ржали до самого моего ухода за пределы слышимости.

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

«Стой, кто идет?» — ну и далее по сценарию. Особо выдающихся офицеров сей факт несколько не устраивал, и вот, однажды…