На планерке начальник УВД объявил о старте межведомственной операции «Нерест». Зал дружно выдохнул: началось.

На планерке начальник УВД объявил о старте межведомственной операции «Нерест». Зал дружно выдохнул: началось. Бесконечные дежурства, засады, поездки вдоль водоема, разборки с браконьерами…

В первый же патруль отправили меня с Виталиком. Покатили мы за город, отметились в районном ОВД и отправились в рейд вдоль местной реки. Сказали, что где-то там инспектор Рыбнадзора бродит. Увидим — подберем, нет, так пусть дальше там бродит. Забегая вперед, отмечу, что инспектора мы не увидели. А может и увидели — народу много проходило. На инспекторе же не написано, что он инспектор. Хотя нет. написано.

В общем, сначала тянулись сады-огороды. Здесь было бракош бесполезно искать — местные и так и отлавливали. Вот дальше начиналась дикая полоса, за ней — пляж. Вот часто там раскидывали сети, а особо упоротые — глушили рыбу динамитом.

Едем, высматриваем. А там берег крутой. Браконьеры этим пользовались — съезжали прямо к реке, так чтобы их машины не было с дороги видно. Или в лес прятали подальше, еще ветками закидывали.

И вдруг видим — прямо посреди пляжа машинка стоит. Небольшая такая матизка. Мы удивились: кто ж с такой на рыбалку ездит?

Тормознули, вышли. Смотрим — около берега две девушки в бикини плавают. Конец апреля, значит, +15 максимум — а они в воде плещутся, довольные, как греческие нимфы.

Ну мы им такие с берега кричим:

— Нормально всё у вас, может, помочь чем?

Они как завизжат испуганно — и нырк в воду. Мы с Виталиком переглянулись — ну мало ли, и к машине зашагали. И вдруг женский крики:

— Помогите! У Наташи нога запуталась!

Смотрим — одна «русалка» вылезла из воды, второй — нет.

— Она там! — кричит девушка.

Смотрим — из воды только рука торчит. Мы, как были, в форме, кинулись в реку (только кители и фуражки скинули), русалка с нами — и вытащили Наташу. Да только не в водорослях она запуталась, как мы сначала подумали — а в сети.

Вынули мы вместе с «нимфой» целую сеть. Брошена она была неумело, почти никто в нее не попал.

— Чья? — спрашиваем.

Девки пожимают плечами.

— Вы чего тут купались?

— Моржихи мы, — отвечала Наташа. — Постоянно купаемся.

Убежали девчонки в сухое переодеваться, а мы с Виталиком продрогли. Сняли мокрые рубашки, штаны, надели кители. Стоим в одних трусах — холодно.

Девки переоделись прямо при нас, ничтоже сумняшеся, а потом нам еще полотенца кинули.

Мы обтерлись, пошли им возвращать — глядим, у багажнике у них еще сети, спининги сложенные и даже динамитная шашка.

— Это что такое? — спрашиваю.

Русалки разревелись. Оказалось, что у них мужья инвалидами из-за травмы на производстве стали совсем недавно (и правда, в области был взрыв химзавода, многие пострадали), лежат дома, пособия не платят. Сами они продавщицами работают в сельском магазине. Детишки у них. Денег ни на что не хватает. Услышали они, что в нерест много рыбы идет. Взяли у своих мужиков снасти, удочки — и отправились «рыбачить». Но ничего не знали — как смогли, так и сеть натянули. Видимо, рыбалку они себе как-то так представляли.

— Про запрет-то знали?

— Знали, — грустно сознались девчонки.

Переглянулись мы с Виталиком. Но делать нечего.

— Пошлите, барышни, в машину. Протокол составлять. Изымать ваше имущество будем, — говорю я. А у самого на душе тошно. Вижу я, что девки не врут — за годы работы в милиции научился отличать реальную беду от придуманной.

Девочки молча закрыли багажник матиза — и в сторону нашей патрульной отправились.

А Виталик меня под бок толкает:

— Так ведь без инспектора нельзя протокол составлять. Мы не уполномочены.

Я внимательно водителю в лицо посмотрел и громко так говорю:

— А ведь точно! Ну пусть девушки нас здесь подождут, пока мы его привезем.

И пошли в машину, не глядя на неудачливых «браконьерш».

Сели, поехали. А у самих на душе еще хуже стало. Получается, преступниц отпустили, пусть и балбесок.

— Не, — говорю, — Виталя, так не пойдет. Они всё-таки преступницы, а мы их с тобой отпустили. Надо было хотя бы оборудование забрать. Сказали бы в Рыбнадзоре, что на берегу нашли.

Повернули назад. Девок, конечно, уже нет, как и матиза — видимо, в другую сторону укатили. Зато на берегу — порванные сети, валяются удочки и динамит. Хорошо хоть, без запала.

Собрали мы всё это в мешок и увезли в местный ОВД. В протоколе так и написали: «Нашли на берегу».

Надеемся, что для потенциальных фигуранток это станет поучительным уроком.

А пользуясь случаям, хочу обратиться ко всем читателям блога: если рыба идет на нерест, не ловите ее! Деньги можно заработать и другими способами, и губить природу при этом не обязательно!

ПОНРАВИЛОСЬ? ПОДЕЛИТЕСЬ!

источник

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

На планерке начальник УВД объявил о старте межведомственной операции «Нерест». Зал дружно выдохнул: началось.